Гикки и Бэби Кассандра

  В  начале  80-х,  точную  дату  не  припомним,  в  ходе нашего  долгого
странствия мы достигли юго-запада Вашингтона, дистрикт Колумбия, и сняли там
двухкомнатную  квартиру.  В  этом районе  с  его  геометрически  правильными
кварталами  шестиэтажек  мы   все  время  пребывали  в  состоянии  сонливого
замедленного движения. Шаркаешь ногами из кухни с чашкой кофе  в руке к окну
в  гостиной.  Ничего  особенного  в  поле  зрения  не  определяется,   кроме
паклевидных облаков, да рядов одинаковых окон  со стоящими в них  то тут, то
там одинокими фигурами соседей, потягивающих тепленький кофе.
В  редких  случаях можно  увидеть  в  небесах  альбатроса  на  пути  из
Гренландии  к  мысу  Горн.  Он совершает круг над  кварталами  Юго-Запада, а
потом, явно напуганный монотонностью этих мест, быстро взмывает к облакам —
выше,  выше, исчез! Ну  и птичка, говорим мы сами себе, экая огромная чайка!
Месяц  за месяцем она  летит над  ревущим и  пенящимся океаном  --  разве вы
можете   сравнить  чеховскую  дачную  пьесу  с   этими   головокружительными
водоворотами! В конце концов она  приземляется на предназначенном  ей  утесе
возле мыса Горн и начинает там свои любовные игры. Посылает звуковые сигналы
противоположному полу  своего  вида,  и противоположный пол  посылает тысячи
звуковых сигналов новичку. Тысячи негативных  калькуляций  имеют место перед
тем, как возникает  одна единственная позитивная калькуляция, после чего два
альбатроса, он и она,  начинают летать вместе,  показывая уникальную,  почти
безупречную синхронность.
Мы  имитируем  волну какого-то  воображения,  сильные эмоции,  но потом
оставляем   скучное,   обезальбатросенное   окно   и   плетемся   к   своему
полу-спальному дивану. Кружка остается на полу, никакого осадка на дне.
"Это как раз  то,  что  вам  нужно, — говорит  наш сосед психолог  д-р
Казимир  Макс.  --  Лучшая  терапевтическая  среда для  блуждающего  народа.
Оставайтесь здесь так долго, как можете, и избавитесь от изнуряющей мигрени,
кожного  зуда  и   сыпи,  депрессии  духа  и  угнетения  либидо,  всех  этих
последствий культурного шока. Посмотрите на меня, я поселился здесь двадцать
пять лет назад, сразу после того, как мой апартамент в Будапеште был поражен
танковым снарядом, и  с  тех пор с удовольствием ощущаю постоянное улучшение
моего состояния".
Так случилось, что сразу после этого увещевания мы нашли новую квартиру
и переехали  в маленький  кондоминиум в  районе  Адамс-Морган.  Ошеломляющий
опыт, мы должны признать, равный, скажем,  эмиграции из Исландии в Бразилию,
или из Минска в Париж. Теперь в большущем окне нашей гостиной открывался вид
на  мешанину  домов  Адамс-Моргана   и  Дюпона  с  ее  башенками,  куполами,
бесчисленными  типами террас  и  деков,  огромным  разнообразием  антенн,  и
дальше:  церковные  шпили,  отдаленные   колоннады  нашего  правительства  и
гигантская  фараонская  колонна-символ, в конечном счете.  Добавьте к  этому
аэролайнер, что через каждые две минуты скользит, словно  разумное существо,
вниз к порту Нешенал, и вы получите полную картину.
С другой  стороны окна нашей  спальни выходили  на  оживленную  деловую
улицу  с   ее  неиссякаемым  потоком  машин,  множеством   маленьких  шопов,
торгующими любыми необходимыми предметами, от французских булочек до камней,
домашних любимчиков. На одном углу саксофон играл каждую ночь до рассветного
часа, на  другом безостановочно завывал проповедник, поставивший своей целью
пресечь зловредный гедонизм человечества.
Мы, конечно, тут же влюбились в эту  среду обитания.  Мы надеялись, что
наши чувства тут оживут скорее, чем во владениях  д-ра Макса. И все говорило
за то,  что  мы не ошибемся. Первым вернулось обоняние. Запах  всех мыслимых
пряностей,  источаемый этническими едальнями, дразнил наши ноздри и увлажнял
небо. В области  запахов  вообще-то этот  район  не был буколическим местом,
совсем  нет.  Ароматы всевозможных мазей и кремов  смешивались тут с  мочой,
разные сорта табака с порохом и ацетоном, трупный яд с хелебором, гиацинты с
экскрементами,  с потом и  слизью всевозможных  происхождений.  Такова  была
ароматическая  палитра  этого  района,  и  она  возвращала  нас  в  контекст
человечества. Нашего несусветного мирового становища.
Второе сильное ощущение  возникало под влиянием  человеческих взглядов,
как мимолетных, так и пристальных. Там, где мы раньше жили, редкий встречный
как-то   слепо  взглядывал  исподлобья  во   время   обмена  малоразборчивым
"гуд-морнинг".  Здесь  каждый  прежде  всего  старался  встретиться  с  вами
глазами, чтобы затем улыбнуться или подмигнуть, или то и другое, или сделать
комическую гримасу,  как  будто  он  чрезвычайно  впечатлен  чем-то  в вашем
облике.
Мы должны  признаться, что Адамс-Морган заставил нас вернуться к нашему
любимому,  еще  со времен  Старого Мира,  времяпрепровождению  -- бесцельным
прогулкам. День деньской  мы  шлялись  вокруг  перекрестка  Коламбия-роуд  и
Восемнадцатой, привыкая к множеству гортанных диалектов, переминаясь  с ноги
на   ногу  в  толпе,  слушающей  бочковый  оркестр,  вглядываясь  в  витрины
магазинчиков  курьезов или в бесчисленные храмы еды, а  также жуя что-нибудь
на ходу,  насвистывая новые мотивчики, приобщаясь  к  специфической  местной
легковесной достоверности.
Вскоре  мы стали знатоками  этой  общины.  Наши соседи, красочная смесь
англос, ирландцев, афро-американцев, афро-африканцев, славян,  индонезийцев,
индусов,  монгольцев,  китайцев,  вьетнамцев,  узбеков,  армян,  всех  видов
латино,  скотцев,  французов,  непальцев (надеюсь, мы не  забыли перечислить
евреев),  сердечно нас  приветствовали и на вопрос "как у  вас сегодня?"  не
ограничивались неизменным "файн!", но всякий раз старались пояснить,  почему
это так уж файн сегодня.
"Капитан квартала" отставной  коммодор Трои Крэнкшоу всегда был  горазд
устроить  какое-нибудь светское событие  прямо  на улице, будь  это выставка
аквариумов с рыбками или сбор сыпучих субстанций для нуждающихся, или просто
"сэй-хеллоу"  вечеринку, сдобренную особым  сортом  крепленого сидра из  его
родной Западной Вирджинии.
Проходили у  нас  также парады  "Голубого  достоинства",  международные
фестивали  (в основном  в области кулинарии), случались массовые потасовки и
кик-боксинг,  пожары  (или поджоги?),  спасательные операции  и пиротехника.
Люди здесь  были склонны показывать  пальцами  в  небеса,  как будто  что-то
приближается. С другой стороны, они  никогда долго не думали перед  тем, как
швырнуть опустошенную  бутылку  в стену.  Словом,  здесь процветал  довольно
веселый и слегка чокнутый образ жизни.
После нескольких визитов к нам наш  друг  д-р Макс наконец осознал, что
созрел,  то   есть  в  достаточной  степени   поправился,  для  переезда   в
Адамс-Морган.  Здешний  народ  с  его  чудачествами  составит,  он  полагал,
порядочный  круг его  пациентов. Он открыл  здесь  свой  офис  под названием
"Психокафе", оборудованный  стендом  для пончиков и машиной  экспрессо.  Все
устаканится, господа, поговаривал  он  на языке своих прежних обидчиков, все
постепенно устаканится. Признаться, мы немного опасались: не слишком ли?
Однажды  вечером около девяти в  паре кварталов от  нашего кондо, возле
бессонного магазинчика  "7-11", мы заметили огромный автомобиль, который был
похож  на старого  заезженного  верблюда  в  ряду  ухоженных  пони.  Как  он
умудрился запарковаться  здесь,  на одном из самых  бойких перекрестков, где
из-за малой  лужи асфальта  нередко вспыхивали лобовые столкновения? Это был
"шевроле   стэйшн-ваген"   с  "деревянными"  панелями  вдоль  бортов,   что,
безусловно,  указывало  на  его происхождение  из ранних  шестидесятых.  Его
старательно обезображенный  задний  бампер,  хоть и  был  привязан к корпусу
поясом  купального халата, все-таки свисал едва ли не до земли. Что касается
его внутренностей, то они были заполнены какой-то  дрянью до самого потолка.
Сквозь грязные окна  мы заметили среди пластиковых мешочков, как бы раздутых
какой-то гнилью,  желтоватый бюст  античного  человека  с кудрявой  бородой,
лысой башкой и слепыми глазами.
Некоторое время мы болтались возле этого  авто, чтобы увидеть водителя,
но никто не появился. Через пару дней мы  снова  здесь оказались и  увидели,
что  машина  стоит  на  прежнем  месте,  а  пучок  штрафов под  одним из  ее
крабовидных дворников трепещет в порывах ветра, словно голубь в силке.
Есть что-то жуткое в  этих брошенных  машинах. От  них несет  тотальным
упадком, внезапным  концом нашего,  казалось  бы, безостановочного движения,
тем днем, когда все наши авто, Господи упаси, будут брошены.
Еще через день-два, в тот же вечерний  час, купив бубликов в "7-11", мы
снова бросили взгляд  внутрь оставленной колымаги. Никакого бюста там больше
не  наблюдалось. Вместо  него  рука  ползла  там  посреди  помойки, ощупывая
сомнительные  пожитки  какой-то  персоны,  чье  существование  само  по себе
вызывало сомнение. Рука похоже что-то искала или старалась определить что-то
путем ощупывания. Она была похожа на  ныряльщика  в  темноте неисследованных
глубин, а может быть, скорее на чужака с другой планеты. У нее не было глаз,
как не  было у  нее и ушей. Это  была отдельно  взятая рука с пятью длинными
костлявыми пальцами, вот и все.
Тут нас пронзила  догадка; данная рука — это не что  иное, как  чья-то
попытка  преодолеть  перегородку  между  биологическим   ощутимым   миром  и
небиологическим  неощутимым  миром.  Бюст  не сработал, теперь пробуют руку.
Кто-то  из  "того  мира"  (или  вернее  не-мира)  принял  форму  тактильного
био-устройства, то есть стал рукою.
Какой только вздор не приходит в голову, когда заглядываешь в брошенную
машину! Пальцы сжали край какой-то ткани и потянули его таким образом, каким
любая обычная персона тянет на себя одеяло, чтобы  укрыться с головой. Потом
рука исчезла.
"В  чем  дело,  народ?"  -- произнес рядом с нами  густой голос. Башней
высился  полицейский  в своей  великолепной  форме  с блестящими  бляхами  и
эмблемами.  "Все  в порядке, офицер,  -- ответили мы. — Ничего  особенного.
Просто  мы  думали,  что  это  бесхозная машина, а оказывается,  кто-то  там
обитает".   Мент  усмехнулся  и  подкрутил  концы   своих  усов:  "Не   надо
волноваться. Мы обо всем позаботимся".
Мы на это надеемся,  о,  наш блестящий страж, так захотелось нам к нему
обратиться. Вы,  сержант Боб Бобро, как  гласит  ваша  планка идентификации,
позаботитесь обо всех этих метафизических глюках.  Мы  рассчитываем на  вас,
славный хранитель здравого  смысла, стойкий  сторонник  порядка  вещей!  Как
приятно  вас  видеть,  пышущего  здоровьем и  спокойствием,  при  исполнении
служебных обязанностей. Боже вас  благослови, каждый  пролетающий момент  на
этом ветреном перекрестке!
На следующий день, в то же время, после  ужина в эфиопском ресторане мы
бодро  двигались  домой  в  предвкушении баскетбольной  битвы  на  ТВ, когда
внезапно рядом с той дурацкой развалюхой мы заметили  человеческое существо.
Это была тощая и парадоксально  высокая женщина  в  джинсах и сверхразмерной
майке. У нее были сутулые плечи и впалая грудь. Она курила дешевую  сигару и
обращалась к  прохожим  при  помощи  своих  беспорядочно двигающихся длинных
пальцев и беззвучного  шевеления  синеватых губ.  У нее было длинное тяжелое
лицо и водянистые  глаза, явно неспособные  сконцентрироваться на частностях
окружающей среды.
Какой  бы  странной она ни казалась, самой поразительной  чертой  в  ее
облике был крошечный ребенок, прикрепленный к ее левому бедру. С серьезным и
добродушным выражением ребенок озирал этот новый  для него мир, образованный
в данный момент нашим суетливым перекрестком.
Мы приблизились к машине  и почувствовали с трудом  выносимую вонь. Две
передних  двери  были приоткрыты,  мутный свет шел  с потолка. Полусъеденная
курица торчала из пластикового мешка. Мы спросили курильщицу сигар, нужна ли
ей помощь.  Она  повернулась  к нам, но  было неясно,  правильно ли она  нас
фокусирует, то есть во множественном ли числе. Впрочем, она обратилась к нам
при  помощи собирательного существительного. "Пипл, —  сказала она, — я не
знаю, что  делать  с этой проклятой развалюхой". Она  звучала в  удивительно
низком регистре.
—  Не  волнуйтесь,   сударыня,   —  сказали  мы.  --  Сейчас  мы  вас
раскочегарим!
—  Пипл,  вы  так  добры,  вы  так  милы!  --  вскричала вдруг  она  с
неожиданной страстью, как будто мы предложили ей одну из наших почек.
—  Подождите  немного,  сейчас  мы приедем  сюда на  нашей машине,  --
сказали мы. Тень улыбки проплыла по ее длинной физиономии, после чего ее всю
передернуло. Беспомощно она прошептала:
— Пипл, у меня ключа нет.
— Где же ваш ключ?
— Пропал.
Несколько минут прошло в  молчании. Женщина покачивалась,  как мыслящее
внеземное растение.
— Может быть, у вас есть другой набор ключей дома? — спросили мы.
— Дома? —  она улыбнулась уголком рта. — Может быть. А может быть, и
нет.
— Нельзя  ли  узнать,  где вы живете, мэм?  -- спросили  мы осторожно,
ожидая услышать в ответ что-нибудь вроде "Зембла" или "Рубла".
— Гикки, — она улыбнулась с привкусом какой-то отдаленной ностальгии.
— Это где? — спросили мы с еще большей осмотрительностью.
— Зовите меня Гикки, хороший пипл, — сказала она. — Я Гикки.
— Так где же вы живете ...хм... Гикки?
— Спрингфилд, — она сказала меланхолично.
— Стало быть, вы Гикки Спрингфилд, или вы Гикки из Спрингфилда?
— И то, и другое.
— А это ваш  бэби  прикреплен к вашей ноге? — спросили мы с ударением
на слове "ваш".
— Да, это мой бэби! — воскликнула она с ударением на "бэби".
—  Это  моя  дочь  Кассандра!  --  она разразилась  рыданиями. Весь ее
огромный  костяк  дрожал  и  дергался  в  диких спазмах. Что  касается  бэби
Кассандры,  она казалась совершенно  невозмутимой в этой тряске.  Только  ее
маленькие ручки трепетали, словно ища равновесия.
— Мы описались, добрый пипл, — стонала Гикки. — Мы мокрые и грязные!
Мы не можем  больше жрать  нашу  тухлятину! У нас ломка! Мы  потерялись  тут
совсем, несчастные, мой добрый заботливый пипл!
Что  делать  дальше? Привести их к  нам? Но что подумают о нас  соседи?
Приход таких гостей, как  Гикки, может существенно поколебать позицию нашего
чинного кондо на рынке недвижимости. Что если некоторые наши соседи не будут
обезоружены  чувством  сострадания?  Затем мы  отбросили  колебания. Идемте,
Гикки  и  бэби  Кассандра, вам  нужна ванная комната,  горячая еда  и питье,
телефон,  чтобы  позвонить своим спрингфилдианцам!  Благодетельные  демиурги
аплодировали нам с осенних  небес. Коммодор  Крэнкшоу  одобрительно кивал  с
отдаленной точки перекрестка.
В  нашей гостиной Гикки положила свою  дочь  на  диван и отправилась  в
ванную. Наш французский бульдог Гюго немедленно лизнул бэби в пятку и улегся
рядом, как  будто давно уже привык к такого рода посетителям. Кассандра то и
дело пыталась поиграть с его выпученными глазками и тряпочными ушками.
Гикки вышла  из  ванной  комнаты абсолютно  голой. Она  была похожа  на
бывшую баскетбольную центровую из Балтии. Удивляло полное отсутствие грудных
желез, однако костлявые плечи  и длинные руки составляли несколько  странную
гармонию  с чудесно  женственными бедрами. Для полноты портрета добавим, что
белки  ее глаз казались  скорее желтками, что губы по цвету гармонировали  с
бледной, опять же балтийской, голубизной зрачков и что ярко-розовые пятнышки
были рассыпаны вокруг крупных суставов.
— Пипл, вы, наверное, хотите взять меня,  не так ли? — спросила она с
несколько претенциозным смирением.
—  Послушайте, мисс Гикки,  -- сказали мы.  -- Мы вовсе не  собираемся
посягать на вашу личность. Отправляйтесь-ка наверх, откройте шкаф и  найдите
там для себя какую-нибудь чистую теплую одежду.
Мы думали, что  она  выберет  какой-нибудь треник, но  она вернулась из
спальни в костюме-тройке, который там давно уже висел в ожидании приглашения
на  светскую тусовку. Он ей шел, несмотря на то, что и рукава и штанины были
коротки для ее конечностей.
Она взяла бэби  Кассандру и при помощи  каких-то  липучих  поверхностей
соединила ее  с привычным  местом  на своем левом  бедре.  Инфант улыбался и
трепетал,  словно представляя  вечно  счастливый рой  малых  ангелов.  Гикки
жевала  гамбургер,  сдобренный большим количеством  кетчупа.  Временами  она
зачерпывала прожеванную пульпу  изо  рта и отправляла ее в ротовое отверстие
крошки.
"Спасибо   за  все,  --  шамкала  Гикки  сквозь   гамбургер.  --   Куча
благодарностей за  то, что  привели нас в тепло, а также за  горячую  воду и
мыло,  одежду и гамбургер, и за кетчуп, в натуре. Вы просто волшебник, сэр!"
"Множественное  число,  пожалуйста", — напомнили мы ей  правила  игры.  Она
стала часто  кивать, как какой-то герой  мультяшки: "Конечно, множественное,
чисто-конкретно,  плюраль! Ну уж, конечно,  наш  щедрый пипл,  вы  -- чистый
плюраль!" — Тут она схватила наш телефон.
Полчаса или дольше она набирала номера и рассказывала по  линии историю
ее  злополучного странствия: затерялись в  лабиринте Ди-Си,  все четыре шины
сплющились, ноги тоже не  держат,  живот  бурчит, голова тоже, а  руки  были
похожи на морских птиц, угодивших в мазут, пока нам тут не встретился щедрый
плюральный пипл, которые нас  спасли.  Насчет  бэби  Кассандры  не  извольте
беспокоиться, она счастлива и здорова  и ест сейчас полную ложку клубничного
шейка, пускает пузыри, такая чудесная девочка! Давайте, приезжайте за нами и
отвезите нас  в  Спрингфилд!  Она не называла  имен,  но  по  специфическому
хихиканью и кокетливой мимике можно было понять, что все ее собеседники были
мужчины.
Вскоре  они начали прибывать,  трудно сказать, сколько  их было. Каждый
представлялся как муж Гикки. У всех у них  было что-то общее, и прежде всего
в  глаза  бросалась татуировка.  Открытые части  их  тел  были покрыты таким
густым  слоем этого  изобразительного искусства, что казалось  их майки были
натянуты  на  плотное  голубоватое  трико. Один из  них,  впрочем,  пришел в
рубашке с  галстуком, однако хвостики змей выползали у него из-под манжет, а
острый кинжал выпирал из воротника прямо под адамово яблоко.
"Джи,  Гикки, ты  выглядишь снэззи!"  -- восклицали они при  виде своей
жены, вихляющейся  в костюме-тройке.  Все они, без  исключения, делали  бэби
Кассандре "козу". "Хай, Кэсси! Как дела, моя конфетка?"
Девочка  приветствовала  их очаровательной улыбкой, однако  глазенки ее
катались  слева направо  и обратно:  слишком много  было папочек для  одного
инфанта.
"Вот  так  прорва  мужей,  --  сказали  мы  осторожно.  --  Где  вы  их
выращиваете,  Гикки,  если  не   на   ферме?"  Она   смущенно   присвистнула
по-французски: "C'est la vie!"
Снова  и   снова   мужественные   голоса  звучали  в   домофоне,  двери
распахивались,  и новый муж в своей татуировке присоединялся к компании. Все
они топтались в нашей квартире и, казалось, были готовы  пуститься в пляс. В
конце концов так и случилось, они начали свой неуклюжий  танец, который, как
мы поняли,  был  своего  рода  ритуалом  прощания.  Только после  того,  как
последний муж  покинул  помещение, мы заметили, что  вместе с  ними исчезли:
бэби  Кассандра,  ее мать Гикки, наш костюм-тройка и наш французский бульдог
Гюго.  Мы  сидели в  углу гостиной,  оглохшие от внезапной тишины. Одна лишь
единственная  вещь  напоминала о  столь  внезапно  разыгравшейся и столь  же
внезапно  исчезнувшей вечеринке:  забытые  жалкие джинсы  Гикки. Мы швырнули
этот  предмет  вымысла  в  окно,  прямо  в  мощный поток  воздуха,  которому
случилось  пролетать  мимо.  Хлопая штанинами,  джинсы удалились  в  сторону
тлеющего горизонта.
С той  ночи  прошло много  лет. Кажется, не  менее восемнадцати, но кто
считает?   Адамс-Морган  существенно  не  изменился.   Как  прежде   он  был
бурно-кипящим  и  расслабленным  в одно и то  же  время. Впрочем,  некоторые
изменения, разумеется, накопились. Из  них самые заметные  сразу бросались в
глаза  всякий раз, когда мы бросали взгляд на свое  отражение в витрине.  Мы
постарели. Наши  бакенбарды и косица  стали седыми. Мы отказались  от нашего
дерзкого прикида. Не  было  больше ни  треуголки с  плюмажем, ни  серебряных
шпор. Вместо этого у нас  развилась склонность ко всему мягкому: вельветовый
костюм, ирландская твидовая  шляпа, кашемировый шарф, туфли из оленьей кожи.
Мы  придерживались диеты и перечитывали классиков. Народ Адамс-Моргана к нам
привык  и называл нас  "наша старая гвардия". Больше того, коммодор Крэнкшоу
однажды  осторожно  предложил  нам  занять позицию его  заместителя по части
подбора разбитой посуды. Для дальнейшей циклической переработки, разумеется.
Однажды мы шли домой, неся пучок экологически чистой моркови и упаковку
безалкогольного   пива,  когда  к   нам  подошла   худенькая   девушка   лет
восемнадцати. Она мягко сказала: "Добрый вечер!"
— Добрый вечер, мисс! Чем мы можем быть вам полезны?
Она счастливо засмеялась:  "Как мне нравится  ваше множественное число!
Клянусь, я всегда  обожала ваш  плюраль!" Что-то  было в  этой молодой особе
несказанно невинное и добродушное.
— Имели ли мы честь видеть вас ранее, мисс? — спросили мы.
—  Ну,  конечно  же! — воскликнула она.  -- Присмотритесь! Неужели вы
меня не  узнаете? Я  Кэсси, бэби Кассандра, как меня звали в  те дни. Я была
приторочена к левому бедру моей матери, припоминаете?
— Это удивительно, — сказали мы. — Вам в ту ночь, если это были  вы,
было всего шесть месяцев. Как вы можете помнить нас?
Она потупила глаза:
—  Я помню все: ваш диван,  и  жвачку  с кетчупом, и ложку клубничного
шейка, которую  я с таким  наслаждением проглотила,  и вашего Гюго,  который
последовал за мной и  стал  лучшим другом моего  детства, и танцующую вокруг
толпу моих отцов. — Она подняла  глаза, они сияли: — Уж если вы не помните
меня, припомните мою мать,  мою драгоценную женщину с ее гигантским размахом
рук сродни альбатросовским крыльям.
—  Конечно, мы помним Гикки, — сказали мы и добавили осторожно: — Ну
как она?
Кэсси вздохнула:
— Она всегда легко взмывала ввысь, однако,  увы, ей всегда было трудно
благополучно   приземлиться.  Ее  конечности   были   слишком   тяжелы   для
приземлений. Однажды на сильно пересеченной местности она переломалась.
— Как это грустно, — вздохнули и мы.
Мы  заняли столик  на тротуаре возле углового  кафе. Как  многие другие
заведения  в  округе,  это  кафе  теперь  принадлежало нашему  бывшему другу
психологу.  Он   сам  в  своем  новом  бурнусе,  окруженный  группой  верных
пациентов, шествовал мимо, как бы не замечая нас с девушкой. Без сомнения он
уже прослышал, что нам была предложена позиция по надзору за битым  стеклом,
а ведь коммодор Крэнкшоу был  здесь его архисоперником. В  недавние годы д-р
Казимир  Макс изменил  манеру  своего  обращения  с  людьми. Если раньше  он
впивался  взглядом  прямо  в человеческие  лбы, стараясь прочесть их  мысли,
теперь  его  глаза скользили  выше, как  будто  он  подсчитывал клиентов  по
макушкам. Сегодня он  по  идее  должен  был быть доволен:  улицы  были полны
потенциальными пациентами и к  тому же многие  из  них быстро превращались в
посетителей кафе. Тем временем саксофонист на углу играл "Около полуночи", а
на  другом  углу  проповедник   вопил,  как  обычно:  "Отрекитесь  от  сирен
Христианства!"
— А  что с  вами  было, бэби Кассандра, как вы провели эти 18  лет? —
спросили мы тепло, но осторожно: сильные эмоции были противопоказаны в нашем
возрасте.
— О, благодарю вас, со мной все было в  порядке, иначе я  бы уже давно
попросила вашего покровительства.  Обо  мне  заботились мои отцы, а  один из
них, некий Стас Ваксино — он русский, представляете? — даже оказал на меня
серьезное   влияние.  Вы   знаете,  все   мои  отцы  принадлежат  к   весьма
авторитетному обществу с широкой сетью общенациональных связей. Вы спросите,
что это за общество? —  она улыбнулась с  детской хитроватостью: — Могучая
гласная буква трижды венчает его!
— А-А-А, — догадались мы.
Она продолжала свой рассказ:
— Я  была  неординарно одаренным ребенком, особенно в  области музыки.
Точнее, в вокале. Похоже, что вы  не принадлежите  к концертной  публике, не
так ли?  В концертном мире я широко известна как одна из ярчайших восходящих
звезд.  "Сопрано  Нового Тысячелетия" — ни  больше,  ни меньше. Специалисты
пишут   работы   о  моей   уникальной  гортани,   о  мембране,   связках   и
язычке-глоттис.   Они   называют   все   это   безупречным,   больше   того,
чудодейственным вокальным аппаратом!
—  Странно,  как  это могло пройти мимо нас,  --  пробормотали  мы. —
Конечно, некоторые проблемы мочеиспускания  мешают  нам  посещать  концерты,
однако  в нашей  фонотеке мы  поддерживаем  довольно  существенную коллекцию
вокальной  виртуозности.  Мы  также  стараемся  следить  за  развитием  этой
области, читаем периодику и даже некоторые специальные издания.
Внезапно мы поняли, что девушка еле сдерживается, чтобы не разрыдаться:
— Какая досада, —  прошептала она.  -- Я еще не начала петь, а вы уже
мне не верите.
— Кэсси,  бэби, — мы умоляли, — не  плачьте, пожалуйста! Кто сказал,
что мы вам не верим?
Она вынула платок  из  нашего нагрудного вельветового  кармана и крепко
вытерла им свое лицо, досуха.
— Самая паршивая часть этой истории  состоит в том, что народ не верит
моему пению.
— Господи,  что  это значит?  --  воскликнули  мы.  --  Вы  говорите в
аллегорическом смысле?
— Нет, в  буквальном.  Всякий раз, как  я начинаю  свое  феноменальное
пение,  публика   бывает  ошарашена,  полностью   захвачена,  задыхается  от
восхищения.  Однако  через  пять-десять  минут  она  начинает   обмениваться
взглядами, а потом и ухмылками. Не успею я достичь зенита в  своем апофеозе,
как  они начинают уходить. Если  хотите, я  вам продемонстрирую этот феномен
прямо сейчас. Хотите, спою?
—  Сделайте   одолжение,  --?сказали  мы.  --   Я  уверен,  что  народ
Адамс-Моргана оценит ваше пение по достоинству.
— Я спою "Вокализ" Рахманинова, — предложила она.
— Все что угодно, только не  это! — взмолились  мы.  -- Это не  очень
хорошо для диабетиков.
— Нет, я спою  "Вокализ", — сказала она  категорически. —  Верьте не
верьте, я долго мечтала спеть именно эту пьесу именно на этом углу рассказа.
С первыми же звуками ее пения проповедник и саксофонист прекратили свою
деятельность,   а  прохожие   остановились  как   вкопанные,   под   напором
неслыханного обаяния. Сержант Боб Бобро остановил движение, а доктор Казимир
Макс поднял руку,  призывая свою  паству к молчанию.  "А-А-А,  -- пела  бэби
Кассандра и  продолжала: А-А-А".  Ее пение очаровывало  и обезоруживало,  то
есть опутывало чарами и отбирало оружие, оно было почти  невыносимо. Публика
стала  обмениваться  взглядами.  Некоторые ухмылялись,  как  будто выказывая
последнее  жалкое   сопротивление.   Внезапно  кто-то  встал  и  с  грохотом
перевернул столик, и с хряканьем отшвырнул свой стул. Это был наш властитель
дум в его ветхозаветном одеянии:  "Она нас заклинает, как змей, люди добрые!
Она  нас  чарует!  Я  протестую против чар ея! Мы  ведь не  змеи!  Мы  люди,
сторонники психоанализа!"
Вокруг был слышен ропот толпы. Сержант Бобро капитулировал и возобновил
траффик. Кто-то прошептал в одно из наших ушей: "Ах, если бы только децибелы
очарования остались на этом  уровне!  Народ  бы постепенно  привык к  ним! Я
молюсь, чтобы  они не  пошли  выше!"  Это был коммодор Крэнкшоу,  бледный  и
драматичный.  Его   выцветшие  голубые  глаза,   повидавшие  немало  морских
сражений,  не отрывались от поющего отверстия  бэби Кассандры: "Прошу  тебя,
дитя,  утихомирь  свои  децибелы  очарования!"  Однако  амплитуда  децибелов
очарования продолжала нарастать.